роман "седьмая луна. Последняя битва шамана."


Однажды в детском возрасте найдя странный предмет можно очутиться в мире, который обычно называют сказкой, мифом или фантастикой. Однако же он существует. И героиня может в последствии оказаться самой настоящей ведьмой, а найденный предмет превратиться в могучего дракона. Они подружатся и вместе станут преследовать силы зла по разным мирам. Достигнут ли они своей цели? И сколько миров будет спасено от мести последнего шамана с Сильвестры, скрывающегося под маской таинственного колдуна?

______________________________________________

 

Благодарю, что читаете и пишете отзывы. 

Поддержать автора для дальнейшей работы очень можно и нужно. 

Роман находится в работе и активно нуждается в вашей поддержке, замечаниях, пожеланиях, дополнениях и восторженных отзывах))  


Оглавление

Глава 1

Глава 2

Глава 3

Глава 4

Глава 5

   „Победи себя и выиграешь тысячи битв.“ Сиддхартха Гаутама (будда)

 ГЛАВА 1
   ЧЁРТ
   Громыхая и повизгивая в дом ворвался Бенджамин. Снося всё на своём пути улетел прямиком в гостиную. Следом за ним гулко захлопнулась деревянная массивная дверь, ведущая вниз в огромную кладовую, из которой уже слышны были грозные рыки и бряцанье цепей. Спустя пару секунд несколько разбитых вдрызг стеклянных банок сообщили хозяйке дома о своей спешной кончине.
   – У тебя ультразвук сломался? Ты чего орёшь, как сирена? – не отрываясь от важного дела, спросила Мириам.
   – Чёрт, чёрт, чёрт! – ругался из комнаты Бенджамин.
   – Ах, тебя снова напугал Вася?! – Мириам рассмеялась. До сих пор не могла привыкнуть, что такое создание боится какого-то маленького чертёнка.
   – Зачем ты его поселила там? Да ещё рядом с брусничным вареньем?! – не унимался Бенджамин.
   – Так я и тебя там поселила, – Мириам спокойно продолжала складывать по коробочкам засохшие крылышки летучих мышей, которые Вася собрал в лесу и принёс хозяйке. В ухе зазвенело. Молодая ведьма щёлкнула пальцами.
   – Я возмущён.
   – Ну и что? Будешь совершать на меня атаки, я тебя скормлю Васе на завтрак или заточу в колодце на заднем дворе.
   – Прости, – Бенджамин виновато пристроился на стоящий подле Мириам стул.
   – Ох, и вид же у тебя! – воскликнула она, когда увидела как полупрозрачное существо неопределённой формы переливается оранжево-фиолетовыми красками и периодически вспыхивает в разных местах, – Водичкой тебя полить, Бенечка, больно уж ты пыхтишь?! – Мириам хихикнула.
   – Она мокрая! – вспыхнул новый огонёк прозрачно лиловым оттенком.
   – У тебя микросхемы полетят? – Мириам подумала, что было бы интересно понять, как же устроена эта непонятная штуковина, поселившаяся в её доме. Не верить же в самом деле во всякие фантазии. Всему есть объяснение и ко всему должен быть научный подход.
   – А бывают прозрачные микросхемы? – удивился Бенджамин.
   – Я не знаю. Но очень вероятно. Я ведь полагала, что и тебя, и Васи существовать не может. А вот, нарисовались тут.
   – Странная ты ведьма, – вновь удивился Бенджамин, – драконы у неё в порядке вещей, а мы значит придуманные кем-то.
   – С Булатом я выросла. А вы мне на голову свалились, – щёки Мириам вспыхнули, – окаянные. Я вас сюда не звала, не призывала. Таких по миру сотни всяческих чудищ бродит. Вы все ко мне заявитесь моё варенье лопать да банки крушить?!
   – Ты, это, осторожнее, – Бенджамин снова стал переливаться разными цветами, даже малиновые полоски пошли, – я ж ничего, я так. Немножко совсем. Колдовать научилась и сразу мы тут неугодные стали, – забубнил Бенджамин, – а как кого припугнуть, так Беня-Беня.
   – Ладно уж, не ной. А то затопишь мне снова всю кухню. Опечалился он. Полтергейст несчастный. Глянь лучше какое варенье там Васька раздолбил, – снисходительно улыбнулась ведьма.
   – Риа, ну сколько раз тебе говорить, не полтергейст я, а Домовой!
   – Домовые молоко пьют и печеньки трескают, а ты только кухню мне топишь своими слезами да пыхтишь вон. Уж сколько раз пожар чуть не устроил.
   – Ты такая большая, а всё в сказки веришь, – возмутился Бенджамин, тяжко вздохнул и, пожав плечами, наполовину просочился в пол осмотреть кладовую.
   В просторной кладовой, устланной сосновыми досками, располагалось множество одинаковых деревянных стеллажей, где мирно восседали разнообразные по цветам, размерам и стилям банки со снадобьями, соленьями, вареньями и прочими нужными в хозяйстве колдовском приспособлениями и предметами из разных миров. В обязательном порядке висели пучки всяческих пахучих трав да веток деревьев. А за закрытыми дверями огромного шкафа хранились секретные ингредиенты для различных ведьминских дел. Мириам очень щепетильно подходила к порядку во всяких своих хранилищах, в доме и даже в своей собственной голове.
   Посреди всего этого блестящего великолепия, весь измазанный в любимом ведьмином варенье, довольно облизывал свои длинные костлявые пальцы чертёнок Вася. Так назвала его Мириам.
   Тогда он внезапно просочился через временной тоннель, который она не успела закрыть после возвращения. И как Мириам не пыталась вытолкнуть его назад, ничего не выходило. Он будто приклеился к самой Мириам и только яростно кивал на все уговоры, уловки, хитрости, силовые попытки вернуть его в свой мир. Он всегда наперёд знал, что от него хотят избавиться. В конце концов мудрость и любопытство молодой ведьмы взяли верх. Она решила, что просто так ничего не случается. Значит для какой-то цели этот чертёнок появился в её жизни. И она надумала понаблюдать за этим странным созданием. Говорить он не мог. Но быстро усвоил язык жестов. Оказалось, что он ещё молодой, 125 лет по земным меркам, а в их мире ещё подросток. И выглядел он очень странно – весь болотно-зелёного цвета, с длинным хвостом похожим на львиный, которым постоянно норовил что-нибудь уронить. Никаких копыт у чёрта не оказалось. Очень похожие на обезьяньи лапы, только четырёхпалые и достаточно высокий рост. Мириам нашла в кладовке отцовские старые джинсы, которые Вася с удовольствием на себя натянул.
   Вася кивнул и с шумом выпустил из своего желудка воздух. Посмотрел синими огромными глазами на торчащее в потолке непонятное переливающееся существо и нахмурился. Бенджамин тут же исчез. Вася оглянулся по сторонам и вновь принялся слизывать варенье с пальцев длинным синим языком.
   – Можешь вычеркнуть из амбарной книги две банки брусничного варенья и две банки яблочного. Как я понял, яблочное варенье ему больше по вкусу пришлось. Но вот тот бардак, который он устроил в кладовой я в этот раз убирать не стану! – выдал Бенджамин едва просочился меж досок пола обратно в кухню.
   – Хм… Какой же ты тогда Домовой? – нахмурилась Мириам.
   – Обыкновенный. Добрый, сердечный, заботливый. Всякие гадости от тебя отпугиваю. Дом охраняю. Но я же не уборщица! Лучше бы ты принца себе наколдовала, чем этого чёрта, – всхлипнул Бенджамин.
   В ту жу секунду внизу раздался сильный хлопок и Мириам посмотрела на стул, где находился полтергейст. Он всё никак не мог сосредоточиться и зафиксироваться в одном состоянии, обретя хоть какие-то внятные очертания.
   – Кажется ещё одна банка с вареньем приказала долго жить, – вздохнула ведьма, – и если ты не помнишь, то именно в тот день за принцем я и гонялась. За Чёрным Принцем, будь он неладен. Он ускользнул в этот вот зелёный чёртов мир. А найти его там я не успела. Слушай, перестань ты так волноваться. Сконцентрируйся уже. Иначе я тебя сейчас вселю.
   – Ой, нет! Не надо! Это больно, – Бенджамин всегда вспоминает с ужасом, когда ведьма вселяет его в тела мёртвых. Тут он весь пошёл волнами, чем изрядно достал ведьму и не долго думая она произнесла: 
«Ретира ноке стуриа!», щёлкнула два раза пальцами, нарисовала в воздухе круг и показала на Бенджамина.
   – Ты не даёшь мне подумать. Сам не хочешь сосредоточиться и мне мешаешь, плаксивое создание. И потом, верить в сказки про каких-то там чудесных женихов-принцев в твоём положении совсем неприлично.
   – Прости, дорогая, я погуляю, пожалуй, – синяя соседка Маша неопределённого возраста в поблекшем голубом платье в крупный горох встала со стула и пошла в сторону выхода из дома шумно шаркая босыми ногами и размахивая в возмущении худыми костлявыми руками.
   – Далеко не уходи, – крикнула вслед ведьма, – а то мне ещё тут живых соседей не хватало.
   Внизу всё стихло в то мгновение как Бенджамин в теле мертвяка шагнул на крыльцо у дома. Вася будто ждал, когда назойливый полтергейст исчезнет на более дальнее расстояние. Звякнула цепь, висящая на запястье у чёрта, которую он не позволял снять. То ли напоминание о доме себе оставил, то ли для отпугивания других чертей или невзлюбившего его Бенджамина.
   «Ты не должна туда возвращаться» – заговорил чужой голос в её голове.
   – Ох, чёрт! Ещё один телепат нашёлся! – вслух выругалась Мириам, – Чёрт?!
   Она обернулась на дверь, ведущую в кладовую, которая легко и даже без обычного скрипа отворилась. На пороге стоял Вася и молча смотрел на неё своими невероятно прекрасными василькового цвета глазами, обрамлёнными длинными чёрными ресницами. Он слегка склонил голову набок и в свете утреннего весеннего солнца показался девушке необыкновенно красивым. Странная мысль пробежала в голове. Мириам тут же погнала её прочь. Чёрт усмехнулся, но продолжал оставаться серьёзным.
   – Ты здесь уже полгода торчишь и вдруг решил заговорить?! Какая прелесть, – Мириам отвернулась и продолжила раскладывать в ровные кучки ингредиенты для очередного эксперимента с зельями.
   «Я, конечно же, не принц, которого тебе всё призывает этот несчастный Домовой, но чёрт не совсем обычный» – снова заговорил голос в её голове.
   – Ну, ладно этот вечно расплывающийся говорить не может, у него рта нет или он есть, но неясно где. Ну, ладно Булат говорить не может, потому что он дракон. А у тебя всё на месте, рот есть, ты им даже ешь, так какого чёрт-та, – запнулась возмущённая ведьма, – язык понимаешь. Какого Лешего ты-то не говоришь нормально? Ох, как бы этого ещё не принесло! – щёки вспыхнули пунцовым цветом. Но она быстро взяла себя в руки и посмотрела на Васю.
   «Зачем?» – спросил невозмутимый голос.
   – Мне некомфортно.
   – Хорошо, я только один раз сейчас скажу, – медленно вслух произнёс чёрт Вася.
  – Я, я …я, – Мириам плюхнулась на стоящий рядом стул. Никогда в жизни она не слышала ничего прекраснее. В этом бархатном голосе собрались все самые чарующие звуки природы, Мириам поплыла где-то внутри своей головы над миром, к сердцу подкралось умиротворяющее тепло и наслаждение ритмами души, которые не хотелось отпускать, глаза будто закрылись пеленой, а всё тело заставило слушать голос каждой клеточкой. Она готова была пойти за голосом куда угодно, сделать всё, что голос скажет, лишь бы слышать его снова. По телу пробежала мелкая дрожь.
   Чёрт махнул своим хвостом взрывая пространство громким хлопком, будто рядом с Мириам кто-то с невероятной мощью ударил хлыстом воздух. Мириам пришла в себя. Тупо посмотрела в пол, тряхнула головой и замерла:
   – Я всё поняла.
   «Хорошо. Мы больше не станем к этому возвращаться» – сказал голос в её голове. Она кивнула. Но тут её глаза заблестели и очень захотелось узнать, на что ещё способен её странный незваный гость. Быть может он знает нечто такое, что поможет ведьмам справиться с Чёрным Принцем. Мысли табуном проскакали в её прекрасной белокурой голове и она опомнилась. Ведь всё это сейчас легко прочитал Вася. Тот кивнул глядя на ведьму.
   – Хорошо, – произнесла она вслух, – но мыслями я говорить пожалуй не стану. Иначе у меня рот слипнется и щёки обвиснут, как у бульдожки, – она попыталась засмеяться, но не получилось. А чёрт улыбнулся. «Блин, какой же он красивый» – подумала Мириам и покраснела.
   Вася поднял одну бровь, чуть смутился всё же: «Вот этого мне точно никогда не говорили».
   – У меня так много вопросов! – внезапно воскликнула Мириам.
   «Знаю».
   – Я наверное привыкну и с тобой так же общаться, как с Булатом и Бенджамином. А имя у тебя хоть есть?
   «Вася меня вполне устраивает».
   – Хорошо. Вася так Вася. Ну тогда ответь хоть на этот вопрос – какого чёрта… ммм, то есть зачем ты сюда за мной отправился? Тебе дома чего не сиделось?
   «На данный момент я охраняю тоннель времени. Ты не закрыла его, к сожалению. Не успела. И охраняю тебя. Впереди большая битва. Из вашего мира погибло уже очень много ведьм. Ты нужна. И Булат нужен. Большего я пока сказать не могу».
   – Вот етить! – выругалась Мириам, – Да что ж вы все так и будете меня охранять всю жизнь?! Куда ни плюнь – одни телохранители! Свободу-то мне можно? – ведьма зло сверкнула своими большими изумрудными глазами, схватила кинжал и с досады воткнула в портрет лежащий на столе, – Может я вот это… может я замуж … замуж хочу за этого вот принца! – Мириам снова села на стул.
   Чёрт ухмыльнулся: «Не самый удачный вариант тебе тут Домовой подобрал. Так что не торопись. Да и зачем тебе такое спокойствие? Ты приключения любишь».
   «Много ты знаешь, чертяга лохматый» – подумала Мириам.
   «Много» – Вася улыбнулся.
   «Нечего мне тут улыбаться своей красотой» – снова подумала ведьма,– «Тьфу! Так я точно разговаривать перестану. Вот же свалились нечисти на мою голову!»
   За окнами показалась большая тень, бесшумно, но быстро надвигающаяся на дом. Мириам повернулась в ту сторону. Позади неё хлопнула входная дверь.
   – Вытащи меня отсюда, я устал.
   – Хорошо, – Мириам не глядя на появившийся на пороге дома труп с Бенджамином внутри, произнесла обратное заклинание, щёлкнула пальцами, описала обратный же круг в воздухе и вытягивающим жестом завершила действо. Труп в тот же момент исчез, а на пороге разлилась сине-зелёная скользкая жижа, пытающаяся собрать себя в более приемлемую форму существования. Мириам оглянулась и хихикнула наблюдая смешное покачивание странного существа, похожего на ходячую большую кляксу, – не вздумай обижаться, – предупредила она Бенджамина.
   – Ладно.
   – Ты хоть в какое-то подобие человека соберись. А то утомляют разные аномальные создания, – тут она вспомнила про Васю, которого уже и след простыл. Внизу брякнула цепь. Почему он исчез при появлении Бенджамина ведьму уже не столь волновало. Она отмахнулась от попытавшейся прорваться мысли. Но единственное, что позволила себе подумать: «Значит так надо». Внизу брякнула цепь. Вздохнув она переключилась на более знаменательное событие.
   Прошёл целый месяц и молодая ведьма очень скучала по своему любимому другу. Но никаких вестей от него она не получала. Наконец тень разрослась так, что закрыла собой весь дом и огромную поляну перед ним. Мириам побежала на двор. Наблюдая, как могучий огромный, светящийся сине-зелёно-фиолетовыми оттенками, дракон делает последний взмах многометровыми крыльями и мягко садится на землю, ведьма обрадовалась, как ребёнок, что он вернулся цел и невредим. Булат посмотрел своими зелёными, как весенняя трава, глазами на девушку и поднял крылья. Пробежав сто метров за ворота дома она уткнулась в прохладную драконью чешую и, накрытая сверху огромными крыльями, прошептала:
   – Я так соскучилась.
   Булат смотрел на девушку сверху, зрачки его расширились. Конечно, он тоже скучал и обрадовался, что пока его не было с Мириам ничего плохого не случилось.
   – Полетаем? – спросила она. Дракон подставил одно крыло, по которому Мириам ловко взобралась и привычно уселась на могучую шею своего друга. Крепко держась за чёрные шипы она обернулась на дом и звонко рассмеялась увидев, как клякса из Бенджамина расплылась по окну, наблюдая за опасной сценой. Бенджамин всегда переживал из-за полётов Мириам. Он вообще был очень мнительным товарищем. Но при этом полезным и даже смешным.

   ДОМОВОЙ
   Возвращаясь из осеннего леса дождливым днём Мириам крутила головой во все стороны стараясь уловить все яркие пёстрые краски и бесконечно ароматные свежие запахи, что обычно пробуждали жажду жизни у нормального живого человека. Она радовалась, как ребёнок. Хотя возраст уже был вовсе не детский. Ей очень повезло – никто не торопился выдать её замуж, скорее наоборот, в детстве и юности бабушка и дедушка поддерживали стремление к наукам и колдовству. И только благодаря этой тёплой мудрости Мириам уже в 25 лет достигла отличных результатов в своих научно-магических экспериментах.
   В доме постоянно что-то плюхало, падало, взрывалось, пищало, шлёпало и булькало. Не избежала подобная участь и двор, и даже сад. Вечно что-то подпрыгивало, летало и кружилось. Хорошо, что домик расположился в небольшой долине подальше от соседей и особенно они не могли наблюдать происходящее. Но все прекрасно знали, что в том доме живёт целительница, а значит белая ведьма, поэтому соседи не боялись приходить к бабушке со своими вопросами. Правда они всё же удивлялись, что в здесь частенько было очень беспокойно. В конце концов все приняли озорную Мириам.
   А вот для самых тайных практик внучки дедушке пришлось пожертвовать прекрасным подполом, где когда-то он хранил свои запасы. В итоге подпол превратился в шикарную ведьминскую кладовую для различных снадобий и тайных ингредиентов. И в этом дедушка нашёл свой плюс – у него всегда под рукой было две целительницы. Бабушка лечила заговорами, а внучка всяческими мазями, настоями и взварами. И было что лечить – очень уж неосторожным охотником за привидениями он был. Постоянно вляпывался в какие-то неприятности. Обе ведьмы его неоднократно журили за глупости. Бывало, что эти самые призраки и всяческие сущности поселялись в доме непрошеными гостями. Вот уж где было раздолье для бурной деятельности Мириам, которая ловко научилась их изгонять по их собственным мирам.
   Медленно шагая по тропинке под моросящим тёплым ещё дождём ведьма вспоминала, как они вот так же по осени прогуливались по лесу с бабушкой и искали нужные травки да коренья для изготовления взваров и масел. Внезапно дождь усилился, а прямо над Мириам нависла огромная антрацитовая туча, внутри которой что-то кипело и клокотало. Она крутилась и выворачивалась то наружу, то внутрь, угрожая вот-вот взорваться ливнем из молний. Мириам остановилась и, глядя на тучу, начала произносить заклинание. Но было поздно. На неё обрушился ледяной водопад и, разрывая небо огненными стрелами, полетели молнии. Зелёные глаза девушки расширились от неожиданности и, не найдя ничего лучшего, как бежать, она полетела вперёд, не чуя под собой соприкосновения с поверхностью земли. Огромный священный ясень был уже очень близко, в его ветвях Мириам и намеревалась спрятаться на несколько минут, чтобы собрать силу.
   Осталось преодолеть всего пятьдесят метров и защита была бы обеспечена. Мириам оглянулась и тут её позвоночник пронзило стрелой жуткой боли. Мгновенно она потеряла сознание. Так и не добежав до ясеня девушка осталась лежать на сырой траве, по её телу ручьями стекала прохладная вода, длинная русая коса сгорела в месте удара молнии, а под обгоревшей фланелевой рубахой прямо между лопаток засиял кровяной шрам.
   Туча довольно быстро испарилась и небо засияло ярко-голубым цветом, оттеняя изумрудную блестящую траву на которой наконец зашевелилась Мириам. Попыталась сесть, но боль в позвоночнике оказалась невыносима. Лёжа ничком в траву Мириам начала лечить рану, читая заговор и видя, как затягивается рана на её голограмме. Подул лёгкий прохладный ветерок и Мириам вернулась в своё сознание отпустив голограмму раствориться в лесу. Она медленно села и потянула руки в разные стороны, проверяя всё ли в порядке, боли почти не ощущалось. Но Мириам чувствовала шрам. Она потянула руки вверх и начала было поправлять волосы, как вдруг её прекрасная толстая коса упала на мокрую траву. Не то чтобы очень расстроилось, но пожалела об утрате, конечно. Мириам взяла остатки обгоревшей косы и вздохнула, затем поднялась на ноги и направилась мимо ясеня к дому. На минуту задержалась у священного древа, подумав, что неспроста произошло сегодня это событие. Сняв с косы алую ленту она повязала её на ветку дерева, а косу сожгла с заговором, подбросив пепел под корни ясеня. Затем поклонилась священному древу и спокойно пошла до дому.
   Бабушка стояла у ворот и с тревогой смотрела на приближающуюся фигуру внучки. Мириам подошла к ней и поняла, что бабушка уже без слов всё знает. Она обняла бабушку:
   – Ничего, ничего. Не грустим. Все живы, – спокойно говорила девушка, – это ведь ещё не конец света, – Мириам улыбнулась. Спина перестала болеть. Ох, уж эта бабушка, успела долечить.
   – Нужно помыться, переодеться и посмотреть, что за отметину тебе подарили сегодня.
   – Хорошо, ба, – бодрым голосом произнесла внучка.
   – Давай-ка в ванную, я тебе отварчику туда да масел добавлю сейчас.
   Спустя полчаса, когда живительная ванна восстановила силы, а побелевшие, короткие теперь волосы были приведены в порядок, бабушка постановила:
   – Хороший знак. Но, боюсь, он принесёт тебе кучу неприятностей. Управляться с огнём – дело нелёгкое.
   – А разве есть лёгкие дела, ба? – Мириам подмигнула, рассматривая на своей голограмме красующийся строго между лопаток папоротник с цветком точно посреди двух листков, – Так, про огонь я уже поняла. Теперь хотелось бы знать, кто наградил меня столь чудным подарочком.
   – Я думаю, – бабушка медлила, как обычно, стараясь не сказать лишнего, – это была старая Росомаха. Давно она тебе завидует. Верно силу твою хотела перехватить, – тут бабушка будто что-то увидела в окно, за которым уже стемнело, словно отражение чьё-то, качающее головой. Она замолчала точно прислушиваясь к каким-то голосам.
   – И зачем бы я ей понадобилась, если она способна на такие вещи? Наверняка она очень сильная ведьма.
   – Погоди, не тараторь, – бабушка что-то слушала и думала. Мириам замолчала и стала разливать чай по чашкам. Пар от горячего чая клубами поднимался вверх в танце ароматов осени и Мириам явно увидела как в сумерках по осеннему лесу, одетая в яркое охровое платье с узорчатым бордовым кантом по подолу, которым мягко касаясь тропинки, идёт рыжеволосая женщина, красоты редкой, неземной. Мириам замерла наблюдая эту картину, подумав, что бабушка добавила в чай какую-то незнакомую внучке травку. Внезапно женщина остановилась и пристально посмотрела своими ярко-синими глазами прямо в глаза Мириам. Между лопаток неприятно кольнуло и образ рыжеволосой красавицы исчез.
   Бабушка осмотрела внучку с головы до ног и отхлебнув чаю начала говорить:
   – Это она. Росомаха. Уже никто и не помнит как её звали иначе. Лет ей очень много, но точно никто не знает. Знаю, что ещё моя прабабка её видала. Она за много миль отсюда живёт. Когда ты родилась она приезжала, чтобы увидеть тебя, но твоя мать её не пустила, побоялась. Слухов про неё бродит множество. А люди часто верят слухам больше, чем делам. Вот мать и побоялась, что плохое тебе причинит. А я как раз с Барклая возвращалась и предупредить не успела.
   – Барклай где? - спросила внучка.
   – Всё узнаешь в своё время. Не сегодня.
   – Не ко всем является Росомаха. Даже не ко всем колдунам. Значит она знает то, чего не знаем мы. Вот что меня настораживает, – бабушка задумалась, – скорее всего она не вред причинить хотела, а силу твою проверяла.
   – Ничего себе проверочки! – воскликнула возмущённым голосом Мириам. Щёки заалели, а в спине кольнуло. Моментально заполыхали жаром ладони, а в зрачках появились огоньки. Мириам тряхнула головой и подула на ладони. Бабушка успела заметить перемену.
   – Будь осторожна теперь. Ты получила дар, с которым нужно научиться обращаться правильно. Иначе ты нам всё тут спалишь со своим характером, – спокойно говорила бабушка.
   – Прости. Я же не знала, что оно вот такое, – Мириам быстро вернулась в обычное состояние. Но всё же задумалась. Ведь и правда с таким взрывным характером придётся учиться себя контролировать, чтобы не натворить бед.
   – Теперь скажу, что я думаю о случившемся. Росомаха не просто наблюдала за тобой. И проверяла твою силу тоже не просто так. Значит грядёт что-то страшное. К сожалению, у меня нет таких способностей, как у Росомахи. Она невероятно умна и сильна. Но я полагаю, что в ученицы она тебя не возьмёт. Тебе придётся всё делать самой. Как всегда – всё, что в моих силах, я тебе дам. Дед тоже поделится. Но очень скоро ты останешься одна. Нам придётся тебя покинуть. Мы это уже обсуждали. Ты помнишь. С Барклая я не смогу тебе помочь.
   – Да, я помню, ба, – вздохнула Мириам, – не переживай, всё будет хорошо. Мы с Булатом справимся. Скоро он вернётся из Тёмного Мира.
   – Да, он тебе понадобится. Лучшего друга ты не сможешь себе найти. Только вот о чём ещё хочу предупредить. Ты у нас девушка скоростная на приятие решение и действие. Но вот видишь как не успела добежать до ясеня. Тебе придётся поработать над этим тоже. Второго шанса может не быть.
   – Да, я это уже поняла.
   Жизнь продолжала своё течение. Мириам принимала новые наставления и знания от бабушки и дедушки, проводила новые эксперименты, училась управляться с гневом, иногда подпаливала что-то в саду или в доме. Это происходило очень неожиданно, вспышка гнева или возмущение, при котором Мириам не успевала сжимать кулаки обязательно поджигали ближайшие предметы. Зрачки пламенели, ладони полыхали жаром, а огонь возникал из центра ладоней, но будто прямо из пространства. Стоило сжать кулак и пламя пропадало.
   Много раз она пробовала сжечь что-нибудь во дворе, подпалить дрова или листья, собранные дедом в кучу, но без гнева ничего не получалось. Мириам хихикала, когда вспоминала, как Булат так же учился управляться с огнём, когда был ещё совсем маленьким драконом. Он постоянно норовил что-то подпалить. А девочкой она всё за ним бегала и пыталась спрятать то, что он попортил, чтобы бабушка ненароком не увидела.
   Со скоростью всё оказалось гораздо сложнее. Мириам сотни раз проделывала в своей голове этот трюк. Она помещала себя в центр поля и разгоняла ветра, а затем становилась сама ветром сливаясь с общим потоком. Сила прибывала, но слишком медленно, не хватало, очень не хватало. Мириам была недовольна собой. Мало места, нужно больше пространства. Но уходя в другие миры, она понимала, что там иные скорости и там всё происходит иначе: где-то сама собой скорость была очень высокая, а где-то всё происходило слишком медленно, как в киселе. Ей нужна была высокая скорость именно в этой реальности, она это чувствовала.
   Разогнав ветра, устремившись в очередной поток, оставив своё сознание в теле Земли, Мириам уже готова была проникнуть всем своим существом в самый быстрый поток Смерча. Но тут раздался мощный хлопок внизу и вместо полёта Мириам оказалась в теле. Она резко открыла глаза и посмотрела по сторонам, как вдруг поняла, что прямо в 50-ти метрах от неё наполовину утопленный в землю лежит большой каменный шар. Вокруг него ещё стояла пыль. Мириам прислушалась. Никого вокруг нет. Она не поняла в чём дело, но этот шар её сильно разозлил. Он заставил её вернуться тогда, когда она могла впервые достичь скорости самого сильного земного ветра.
   Она вскочила, от гнева глаза её загорелись огоньками, ладони наполнились жаром будто два вулкана, готовые взорваться, со всей ярости она махнула руками направив ладони в сторону этого шара и не совсем понимая что происходит, увидела, как две широкие горящие огнём струи метнулись туда, куда направлены были ладони девушки. В то же мгновение каменный шар раскалился докрасна и внезапно рассыпался на горячие алеющие куски, быстро превращаясь в жаркий пепел. Тут две огненные дорожки волной откатились назад в сторону вытянутых ладоней Мириам и её отбросило на пару метров назад, она упала на спину прямо на бабушкины тигровые лилии, а от неё отделилось некая сущность. Быстро сжала кулаки, огоньки в зрачках потухли. Мириам огляделась по сторонам. Села. За спиной было очень неприятное ощущение. Казалось, что папоротник между лопаток полыхает.
   Поднявшись на ноги, она подошла к баку с водой. Он всегда стоял рядом с цветами для полива. Бабушка собирала в него дождевую воду. Мириам зачерпнула ковшом воды и вылила себе на голову и спину. «Неудачный выход» – подумала она. Или ей так показалось. Она махнула рукой, оглянулась на догорающую после атакованного шара пыль и пошла в дом.
   Выйдя из душа, натянув на себя чистые джинсы и майку, девушка прошлёпала босыми ногами в кухню, включила чайник и заварив себе чаю, плюхнулась на мягкий стул. На массивном деревянном столе лежала дедушкина газета. Он любил по-старинке читать новости в бумажных газетах, которые до сих пор ещё печатали в некоторых местах. Запах вкусного горячего чая, налитого в небольшую фарфоровую расписную чашку, уютно разместившуюся на золотистом блюдце, наполнил ароматами кухню. Девушка подняла чашку и немного отпила, внимательно при этом листая газету, намереваясь найти что-нибудь интересное, чтобы ненадолго отвлечься от всех своих магических выкрутасов. Хотела было поставить чашку обратно на блюдце, но оно почему-то оказалось на другом конце стола. Мириам осмотрелась и подумала, что ей пора поспать или помедитировать, потому что явно поехала крыша.
   «Всё в порядке» – промелькнула мысль.
   – Что за чёрт?! – она резко соскочила со стула и озираясь по сторонам, не понимая, что происходит, вновь начала злиться.
   «Эй, аккуратнее. Ба сказала, что дом спалишь» – промелькнула чья-то чужая мысль в её голове.
   – Ты кто?!
   «Бенджамин» – более отчётливо услышала Мириам в своей голове.
   – Телепат что ли? Ты где?
   «Я Домовой. Пришёл вот. Наверное ты позвала» – ответил голос в голове.
 – Никого я не звала! – возмутилась Мириам. И тут между лопаток кольнуло.
   «Как мне показалось я выскочил из тебя, когда ты упала на лилии. Вот ба будет недовольна» – будто издеваясь произнёс голос в голове Мириам.
   В зрачках появились огоньки. Мириам села на стул, выставила перед собой газету и резко её развернула. Пытаясь ровно дышать она постепенно старалась себя успокоить. Тут прямо в центре газеты начало появляться тёмное пятно, которое разрасталось и подгорало. Мириам немедленно потушила начавшую гореть газету ударами о стол. Только после этого заметила, что на другом стуле вибрировало нечто бесформенное.
   – Ну и что ты ещё можешь вытворить? – грозно спросила она.
   Вместо ответа в неё полетела пустая чашка, которая до того стояла рядом с плитой. Мириам едва успела увернуться, как фарфор разлетелся на мелкие осколки ударившись о стену за её спиной.
   – Отличный ход! – воскликнула девушка, – Ты мне тут всю посуду переколотишь?
   «Замечу, что я – часть тебя. Поэтому бери ответственность на себя. Ты спросила, что я могу, я и показал» – ответил Бенджамин в голове Мириам.
   – Мне ещё этого только не хватало. На кой чёрт ты мне сдался?! – она задумалась, – Так ты не Домовой, ты значит полтергейст. Барабашка обыкновенная. И ты мысли мои читаешь?
   – Не совсем читаю. Я чувствую состояние. И действую так, как ты не хочешь. Но я Домовой, а не барашка.
   – Нет.Барабашка. Домовой это отдельная сущность. Он не может появиться от человека.
   – Почему ты такая упрямая?
   – Задай себе этот вопрос раз ты от меня произошёл.
   – А я не для этого здесь. Я могу только делать что-нибудь.
   – Не надо. Уже вижу, какой ты деятель, – Мириам сдвинула брови.
   – Ты меня ещё ни о чём не просила.
   – И не собираюсь. Давай-ка ты просто исчезнешь.
   – Я не могу. Я тебе нужен. Я должен помогать.
   – Не, не надо мне таких помощников! – Мириам принялась собирать осколки чашки.
   – То есть как это не надо? – нечто бесформенное стало переливаться разными оттенками сине-зелёного цвета, Мириам показалось, что оно расстроилось и готово было разрыдаться. И в ту же минуту с соседнего стула потекли маленькие ручейки.
   – Да что ж ты будешь делать! – воскликнула Мириам, – Что за день-то сегодня такой! Ладно, ладно, не ной. Раз нужен так нужен. Я пошла спать. Ты мне бабушку и дедушку не пугай. Иди вон дверь охраняй от чужаков, полтергейст несчастный, – сказала девушка и отправилась в спальню, – и убери тут эту лужу.
 – Я Домовой, – буркнул вслед Бенджамин.

   ДРАКОН
   Дракон поднял одну лапу и расправил свои огромные перепончатые, сияющие сине-зелёными оттенками крылья, затем с одним большим их махом оторвался от Земли и они понеслись ввысь. У Мириам захватило дух от восторга и она крепче уцепилась за чёрные шипы на холке дракона.
   Прошёл ровно месяц с того времени, как Булат отправился проведать Стражей в Тёмный Мир. Его сородичи по-прежнему охраняли Золотые врата между миром Тьмы, где обитали всякого рода злобные сущности, нерадивые духи, контролирующие их Стражи и сами драконы и миром Света, где жили люди. Общаться с драконами на Земле было невозможно. Телепатически они общались только в Тёмном мире, при этом, широкая чёрная полоса, пролегающая от самого кончика носа до кончика хвоста дракона загоралась оранжевым светом. Там Мириам понимала своего друга. А в Светлом мире им пришлось долго учиться разбирать знаки.
   Дракон всё понимал, гораздо сложнее пришлось маленькой ведьмочке. Мириам долго наблюдала за соседскими собаками и они с драконом условились, что будут общаться похожими жестами. Конечно, частенько Булат хитрил. Несомненно для неё было всегда – если вытянутые зрачки друга расширялись до больших кругов, то он был удивлён и озадачен, а когда радовался встрече, то зрачки глаз немного расширялись в стороны. Когда же он чего-то не понимал или делал вид, что не понимает, то быстро быстро хлопал веками. Да так смешно, что Мириам всегда сразу хохотала даже если была в плохом настроении.
   Удивительная находка в том далёком прошлом принесла Мириам несчётное количество интересных открытий и наполнила её радостью действительно верной дружбы. Она знала наверняка, что драконы никогда не подводят и плохих драконов не существует. А пудру от яйца из которого вылупился Булат она до сих пор хранит в маленькой баночке в самом секретном ящичке своего огромного тайного шкафа в кладовой дома.
   Внизу простиралась прекрасная долина, наполненная изумрудной зеленью поздней весны и запахами цветущих деревьев. Сверху вся долина казалась огромным блестящим в жёлтых лучах солнца ковром с узорами из розовых, красных и белых цветов, большими пятнами расположившихся вдоль широкой прозрачной голубоватой реки. Вдалеке виднелась горная цепь наполовину утопающая в загадочном утреннем тумане. Казалось, что запахи бурно цветущей весны доносились до самого Небесного купола. Мириам жадно вдыхала ароматы цветов, трав, полёта и свободы. Странные предчувствия всё же не отпускали её сознание. Дракон почувствовал настроение девушки и направился в сторону устья реки, на большую поляну рядом с песчаной отмелью, где Мириам любила гулять и секретничать с Булатом.
   После появления Бенджамина пять лет назад и странного Васи полгода назад ей всё меньше хотелось находиться в доме с этими непонятными существами, к тому же читающими её мысли и вытворяющими всякие глупости. Мириам нахмурилась. Дракон мягко опустился на траву и выставил вперёд крыло, по которому девушка съехала вниз, как с зимней горки. Она направилась к берегу реки, дракон медленно пошёл за ней. Когда она остановилась, Булат вырос прямо перед ней и заглянув в глаза девушке махнул хвостом.
   – У меня две новости, – начала Мириам, – похоже, что нас ждёт большая битва и наш Васька оказывается телепат. Он что-то знает. Но пока не сказал что именно. Он всё прекрасно понимает и говорит в моей голове. Ещё один говорун непрошеный, – она вздохнула.
   Речка тихонько плескалась плавно накатывая прозрачную мелкую рябь на желтоватый песок, отражая блеск солнечных лучей. Мириам заворожённо смотрела, как вода бережно омывает разноцветные камешки у берега и собирает в волнистые полоски мокрый песок. Грусть периодически одолевавшая девушку в последнее время отступала. Дракон не шевелился пока Мириам искала в потоках воды успокоение ума. Она ещё не знала, что предстоит, но уже точно понимала, какие шаги нужно предпринять как можно скорее.
   – Ты знаешь, друг мой, – наконец сознание стало ясным, – нам пора найти Росомаху и навестить твою маму, – произнесла Мириам, – и Главного Стража. Да. Они точно должны что-то знать. Я хочу ответов.
   Полная решимости она повернулась к дракону и её лицо оказалось вплотную к его морде. Он быстро-быстро заморгал веками намереваясь немного разрядить сгустившийся от напряжения дух Мириам. Но в этот раз фокус не вышел. Она лишь слегка улыбнулась.
   – Я не знаю как найти Росомаху. Пора её призвать. Пусть сама себя проявит. А завтра же мы летим в Тёмный мир, – слегка отодвинувшись от огромной сине-зелёной морды проговорила спокойно девушка, – мы ведь можем это сделать?
   Дракон кивнул. Но кончик его хвоста стал непрерывно дергаться, как у недовольного кота. Что-то ему не понравилось в этой затее. Но сказать он не мог. Стражи безусловно должны знать о предстоящей битве. Асиа – мать Булата, тоже предупреждала много лет назад, что грядёт большая катастрофа, которая уничтожит многие миры. «Эх, куда же я вляпалась» – подумала ведьма.
   Прогулявшись ещё немного по берегу реки Мириам взобралась на шею Булата и они отправились в сторону горной цепи. Наблюдая за этим прекрасным миром, что вырастил её и воспитал, Мириам отказывалась думать, что он исчезнет. Она думала пусть исчезнет она сама, драконы, полтергейсты, черти всякие, но вот это волшебство природы должно сохраниться, ведь планета не виновата в том, что её оккупировали существа недостойные на ней обитать.
   Красоты приближающихся синеющих в тумане гор и окружающие их таинственные в каждом своём уголке, кустике и камне, неожиданным образом вдохновляли на победу. Защитить этот Светлый мир от грядущих опасностей обязаны все, кто в нём обитает, кто использует его драгоценные дары. Мириам наслаждалась видами крепко держась за шипы парящего в лазоревом небе дракона.
   У подножия гор желтели и алели весенние цветы. В этой части долины красовались совсем иные узоры – узоры дикой нетронутой природы. Дракон мягко парил над горами делая длинные неторопливые взмахи крыльями. Выбившиеся из косы Мириам волосы развивались по ветру точно усы дракона, а прохладный ветер наполнял лёгкие чистым горным воздухом.
   Описав круг над вереницей гор они поднялись над долиной настолько высоко, что широкая река внизу превратилась в извивающуюся атласную голубую ленту, похожую на ту, что бабушка в детстве вплетала в косу ещё маленькой ведьмочки. Мириам вбирала в себя дух места, собирала энергию природы родного дома, который ей предстояло скоро защищать, как она полагала.
   Когда они вернулись в дом Мириам на ходу сняла с себя кроссовки, скинула джинсы и пёструю лоскутную куртку. Надев изумрудного цвета длинный в пол балахон с капюшоном, расписанный золотом в разные магические узоры, отправилась босиком в самый дальний угол сада, прямо к своему маленькому ведьминому домику где намеревалась совершить ритуала призыва духов места.
   – Ну и каков вердикт в этот раз? – поинтересовался Бенджамин едва Мириам вернулась.
   – Ах, ты любопытная Варвара! – воскликнула Мириам, – Всё-то тебе надо знать. Не волнуйся, жить будешь долго и счастливо, – девушка хихикнула.
   – Фух, – выдохнул Бенджамин, – наконец-то у тебя настроение изменилось. А то я уже не знал, что бы тут такого разбить, – это бесформенное создание внезапно пошло играть розовыми пятнами.
   – Ой, ну надо же! Гляньте на него! Он застеснялся! Впервые вижу барабашку-стесняшку! – засмеялась молодая ведьма.
   – Я Домовой, – буркнул Бенджамин.
   – Ладно-ладно, домовёнок, ты нам пирогов испёк? А чай где? – улыбалась Мириам, присаживаясь на стул в кухне.
   – Так вот же! Всё на столе, – в мгновение ока на столе образовалась белоснежная скатерть с голубым кантом, а на ней круглое блюдо с пирогом, порезанным на большие куски, вкусно пахнущим картошкой и лесными грибами, а ароматный горячий настой из трав уже разливался по фарфоровым чашкам.
   – А чего столько чашек наставил? – удивилась Мириам. Бенджамин снова порозовел, – Вась! – громко крикнула она, – Может чайку с пирогом? А то ты уже почти всё варенье моё слопал!
   Внизу брякнула цепь. Но голоса в голове не было. Мириам сказала Бенджамину:
   – Позови-ка его.
   Бенджамин нахмурился и посерел.
   – Ну же. Он там полгода на моём варенье живёт! Ничего не останется так!
   – Ладно, – полтергейст смирился и просочился меж досок в пол. Спустя несколько секунд с громким визгом влетел в кухню распахнув дверь кладовой настежь. Следом появился чёрт Вася и состроил смешную морду. Девушка громко рассмеялась.
   – И чего ты его так постоянно пугаешь?! - спросила она у Васи еле сдерживая себя от продолжения смеха. Чёрт пожал плечами.

Kommentare: 2
  • #2

    Карина (Montag, 11 Dezember 2023 15:30)

    Большое спасибо за интересные диалоги. Читаю с удовольствием, наводит на размышления. Тора вы очень талантливы я считаю. Читала ваши рассказы. Меня впечатлила "бездна". Даже страшновато было. С нетерпением жду продолжения истории про ведьм!

  • #1

    Таня (Mittwoch, 06 Dezember 2023 21:27)

    ОО! Тора! Как интересно! Ждём продолжения